For english-speaking audience О проекте Вход
English version Для русскоязычных гостей


Возможно в вашем браузере отключены или блокируются файлы cookie!
Регистрация и авторизация сейчас невозможны.


Рассмотрим очень кратко одно любопытнейшее патофизиологическое явление, которое создает человеку большие, а нередко и вовсе нерешаемые проблемы, и при этом совершенно неизвестно докторишкам и биологишкам. Все знают, что такое хлор — достаточно едкое и агрессивное вещество, соединения которого широко применяются в быту (главным образом с целью так называемого обеззараживания, т.е. убийства всевозможных микроорганизмов) и обладают раздражающим, аллергенным, мутагенным и прочими полезными свойствами.

В этой связи представляется весьма любопытным то, что все электролиты крови являются хлоридами — NaCl, KCl, CaCl2, MgCl2, а самый «главный» из них — обычная поваренная соль (NaCl), химическое соединение не просто безопасное (практически в любых дозировках), а жизненно необходимое. Аналогично, стандартный физраствор, загоняемый человеку по вене в критических ситуациях, содержит обычную поваренную соль в концентрации более чем в 20 раз превышающую концентрацию любой другой соли. О том, почему хлориды жизненно важны для функционирования, скажем, все тех же эритроцитов, детально рассказано в книге Линга.

Наше мясо состоит главным образом из органики, т.е. из конгломерата атомов углерода, водорода и кислорода, соединяющихся между собой весьма причудливыми и разнообразными способами. Очень важную роль в этом конгломерате играют так называемые карбоксильные группы.

В нормальных условиях, в отсутствие патологии хлор в мясе особо не задерживается и не накапливается — он лишь омывает мясцо в составе различных внеклеточных жидкостей (той же крови, например). Однако при целом ряде патологий (включая многие формы рака) содержание хлора в тканях и клетках странным образом резко увеличивается — в 4-5 раз по сравнению с нормой — и такая ситуация может сохраняться очень долго. Почему это происходит и к чему приводит?


Начнем со второго. Говорят, что атомы окружены электронами, которые вращаются на своих орбитах так быстро, что «со стороны» это выглядит как некая «сплошная» скорлупа или облако. Если речь идет об отдельных атомах, то скорлупа сферическая. В молекулах же сложных, в которые входят атомы различных элементов, окружающие их электронные облака принимают вид колбасно-сосисочных изделий, лишенных особой симметрии — электроны мечутся по довольно причудливым «загогулистым» орбитам, проводя больше времени возле атомов с большей электро-отрицательностью. Что это такое?

В квантовой механике, атомной физике, физике элементарных частиц и т.п. принято оперировать не событиями и явлениями, а их вероятностями. Это в частности означает, что точно определить местонахождение, например, электрона на орбите принципиально невозможно — можно лишь сказать: «с такой-то вероятностью он в данное время находится там-то». Если пройти по вышеприведенной ссылке на карбоксил, можно сразу же наткнуться на такое понятие как «электронная плотность», которая представляет собой плотность вероятности обнаружения электрона в данной точке пространства. Т.е. это даже не вероятность, а плотность вероятности, впрочем это уже дебри, лезть в которые совершенно необязательно. Атом водорода имеет один-единственный протон, вокруг которого гоняет один-единственный электрон. Атом хлора имеет целых 17 протонов, благодаря чему притягивает к себе электроны несравненно сильнее атома водорода или, другими словами, хлор обладает гораздо большей электро-отрицательностью.

Если взять самый обычный столовый уксус CH3COOH то электронная плотность в его молекуле сильно смещена к так называемому карбонильному кислороду, т.е. единственный избыточный электрон этой конструкции большую часть времени тусуется в районе связки С=O (рисунок не претендует на точность, но с ним явно проще).

Если же в группе СН3 (называется метильной) заменить 1, 2 или все 3 атома водорода на атомы хлора, то благодаря его исключительно высокой электро-отрицательности тот самый электрон, который раньше тусовался в районе карбонила, будет заглядывать туда редко или, другими словами, электронная плотность в молекуле сильно сместится и удалится от карбонила. А это приводит к тому, что сродство к Н в карбоксиле СООН резко падает, т.е. водород в таких структурах, образно выражаясь, не держится и сыплется из них как песок из дырявого мешка — группа меняет свои свойства с кислотных на щелочные. А это не только меняет всю физиологию, но и вызывает сильные боли и отеки. Простой пример: вдыхание паров концентрированной соляной кислоты (HCl) мгновенно вызывает отек легких.

Кстати, вероятно многие слышали, что большие надежды в лечении рака возлагались на простое вещество — дихлорацетат, который представляет собой ничто иное как уксус, в котором 2 атома водорода в метильной группе заменены на атомы хлора, т.е. было CH3COOH, а стало Cl2CHCOOH. Как всегда, сразу же нашлись те, то объявил дихлорацетат чуть ли не панацеей.

Итак, мы частично выяснили, к чему приводит накопление хлора в тканях и клетках. Частично потому, что выше рассмотрены далеко не все эффекты. Теперь нужно понять, каким образом и почему он вдруг начинает там застревать и накапливаться.


Ситуация с хлором в типичной нетяжелой неотягощенной ране выглядит так, как показано на графике. И первый вопрос, который возникает в этой связи: а вот этот самый хлор, который начинает скапливаться в раневой ткани, он вообще откуда туда поступает? Ответ: из крови, разумеется, с (частичным) разрушением ее электролитов, в первую очередь самого главного (NaCl). Разрушение электролитов крови всегда сопровождается гипотонией. Причем в данном случае под гипотонией понимается не только снижение артериального давления, но и уменьшение концентрации растворенных солей. Кроме того, как уже говорилось выше, изъятие из крови хлора с прочной фиксацией его в тканях, создает угрозу для нормального функционирования эритроцитов вплоть до их гибели. А проблемы с эритроцитами очевидным образом приводят к гипоксии той или иной степени, т.е. к трудностям с переносом по организму кислорода.

А теперь взглянем на классические биохимические изменения, происходящие в сторону резкого уменьшения при анафилактическом шоке — прежде всего снижаются а) содержание кислорода в крови; б) щелочной резерв крови; в) рН крови; г) сульфгидрильные группы SH, присутствие которых в эритроцитах предохраняет их от гемолиза; д) окислительно-восстановительный потенциал крови; е) каталаза; ж) холестерин. В этой связи особенно важно подчеркнуть, что ткани (особенно пораженные) становятся более щелочными, а кровь — более кислой. Естественно, что в таких условиях человек ощущает слабость, нехватку воздуха, предобморочное состояние и страх. Но это еще далеко не все.

Давно известно, что при помещении нормальной клетки в гипертоническую среду (т.е. в среду с повышенной концентрацией растворенных веществ, например, в крепкий солевой раствор) она съеживается, а при помещении в среду гипотоническую (например в дистиллированную воду, где нет вообще никаких солей) — не только распухает, но внутри еще и образуется так называемая вакуоль, т.е. фактически дырка, полость. В частности именно поэтому в качестве физраствора нельзя использовать некую произвольную воду, особенно деминерализованную. А как мы помним, при изъятии из крови хлора возникает гипотония со всеми вытекающими последствиями. Вопрос лишь в том, где и с какой интенсивностью это происходит.


Продолжение следует — оставайтесь на линии. Большие тексты мне теперь писать тяжело (в смысле сразу много на одном дыхании) — максимум несколько абзацев в день. Спасибо дивному новому миру с его тенденциями, столь востребованными имбецилами.


Смена парадигмы

До недавнего времени главной виновницей старения считалась теломераза. Однако буквально 2-3 года назад в научных кругах началось свержение ее с пьедестала — теперь вину возлагают на так называемые сенесцентные клетки (от англ. senescent — дряхлеющий, стареющий). Грубо говоря, это такие клетки, которые уже отжили свое и должны бы умереть (уйти в апоптоз), но вместо этого а) отказываются умирать; б) больше не выполняют свои нормальные функции (согласно их изначальной специализации); и в) отравляют пространство вокруг себя путем выделения специфического «коктейля» из провоспалительных веществ. И это именно то, чем занимался Ревич!

Иными словами, если человека мучают какие-то проблемы со здоровьем (особенно если это тянется долго и характеризуеся завидной стойкостью), то все дело в ядовитой активности отживших свое, но при этом отказывающихся умирать клеток. Соответственно этому, единственным перманентным решением является не снятие симптомов, не заглушение болей и не подавление ЦНС, т.е. не так называемое «лечение» принятое в традиционной медицине, а нахождение способа умерщвления дряхлых клеток, т.е. иммунологическая ликвидация.

Активность сенесцентных клеток намного выше нормальных, а потому практически все, что является относительно полезным для нормального организма, в первую очередь используется именно сенесцентными клетками и транслируется в еще большее усиление воспалительных процессов. Фактически, сенесцентные клетки (также как и злокачественные) обкрадывают все остальные точно также как сорняки всегда «забивают» культурные растения. Вот это реальный повод задуматься!



Изречения известных (в своих кругах) врачей прошлого:

  1. Многие больные люди могли бы выздороветь, если бы их оставили на волю Природы. Все лекарства ядовиты и как следствие этого каждая доза лекарств уменьшает жизненные силы больного. Если пациент все-таки выздоравливает, это происходит совсем не потому что он принимал лекарства.
  2. Лекарственные яды аккумулируются в организме концентрируясь в определенных органах и тканях, что вызывает хроническое воспаление и разрушение. Большая часть всех тяжелых болезней является результатом подавления лекарствами острой формы нормальной болезни.
  3. В мире было бы меньше несчастий и летальных исходов если бы в естественное течение болезней никто не вмешивался.
  4. Кроме самых экстремальных случаев так называемые «лекарства» вообще не нужны. Врачи с их «лечением» сначала делают из просто больного человека хронически больного, из хронически больного — неизлечимо больного, а дальше он благополучно умирает сам.
  5. Лечение болезней — это даже близко не наука и не искусство, это процветающая индустрия.
  6. Если бы медицинская профессия была запрещена, человечество в целом только выиграло бы.
  7. Тело в значительной степени обновляется каждые 7-10 лет, а многие важнейшие части организма обновляются еще чаще. И единственное что может сделать разумный человек — перестать ему мешать.
  8. Здоровье — это не анализы крови, не показатели давления и не что-то в этом роде.
  9. Рак на ранней стадии вообще не требует медикаментозного лечения — достаточно изменить свою жизнь.
  10. Анализы знаменитых пациентов (актеров) которым вводили стволовые клетки показали, что в организме сначала происходит интенсивное обновление, после чего клиент быстро сгорает от рака. Александр Абдулов, Олег Янковский, Любовь Полищук, Клара Лучко, Олег Турчинский (Динамит), Юрий Айзеншпис, Анна Самохина — все применяли стволовые клетки и скоротечно ушли из жизни. Природу не обманешь.

Столько людей не нужно — теперь задача уже не «дожить до», а «выжить и пережить».

Из исповеди действующего врача ведущей московской клиники, уставшего от беспредела

Главное, что нужно знать о современной медицине:

  1. Девиз любого руководителя клиники гласит: «Гиппократ давно неактуален и вообще умер, а я и моя семья живы и очень хотим кушать».
  2. В большинстве случаев врач, также как и обращающийся к нему пациент, понятия не имеет, что с ним такое происходит. Но врач обязан с умным видом сделать какое-то заключение по результатам бессмысленных анализов и выдать рекомендации или направления дальнешего «лечения». Как правило, все это еще больше калечит пациента, если не сразу, так в отдаленной перспективе — так, что ему всегда находится, с чем впоследствии придти снова и снова.
  3. В красивых медицинских центрах с качественным сервисом и исключительно вежливым, обходительным, внимательным персоналом качественным является только метод вымогания денег. Внимание как раз для того и нужно — следить за тем, чтобы ни один не ушел не заплатив и вообще ходил в клинику как в церковь.
  4. В большинстве медучреждений есть план продаж и так называемый средний чек по пациенту. За выполнением плана строго следят: не выполнил в 1-й раз — штраф и минимальный оклад; не выполнил во 2-й раз — уволен. Послабления бывают, но редко. Средний чек — это сколько в среднем за 1 месяц должен принести клинике 1 врач. Эта величина рассчитывается исходя из того, на чем хочет ездить, в каких домах жить, каких ресторанах питаться и т.п. руководящий состав. Мотивация врачам предлагается очень простая — врачу дают минимальный оклад, но хорошую процентную ставку с тех услуг, которые врач сможет впарить пациенту. Это намного эффективнее всяких разговоров, собраний и выговоров. Врач в клинике практически ничем не отличается от сотрудника Евросети или Связного, где технология отъема денег у населения в точности такая же — у продавцов есть крохотный фиксированный оклад, на который не проживешь, и процент с продаж, т.е. прямой стимул продавать как можно больше чего угодно лишь бы в конце месяца получить побольше — вот тогда на зарплату уже можно как-то жить.
    • В Москве во многих медицинских центрах около регистратуры (по-западному, на ресепшне) висят почетные доски с фотографиями лучших врачей месяца. Это те самые врачи, которые за отчетный период принесли в кассу больше всего денег. Это то же самое что работник месяца в мебельном магазине.
  5. Сравнительно простые ситуации, где врачу все ясно сразу и никакое дополнительное обследование вообще не требуется, недопустимы — так делать нельзя! Тем более нельзя просто так отпускать или направлять пациента куда-то еще за пределы клиники — это грозит его потерей, т.е. минимум штрафом за невыполнение среднего чека. Поэтому даже простого больного необходимо всегда прогонять по стандартной схеме: пусть сначала сдаст на анализ кровь, мочу, кал, сделает УЗИ того-сего и заодно посетит врача смежной специализации, который скорее всего тоже направит его на какой-то анализ, но более специфический. А уж после того как пациент оплатит все эти анализы и консультации (ну не он сам, так его страховая), в принципе можно и отпускать.
  6. В реальности нет никакой необходимости или смысла делать такое количество анализов, какое обычно заставляют сделать типичного пациента. Однако каждый раз вспоминаем про план и средний чек, который необходимо приносить в зубах как тапочки хозяину. Еще хуже то, что обычный человек даже представить себе не может, как делаются и как подделываются анализы в лабораториях. Вариантов несколько (первые два встречаются чаще, вторые два — реже):
    1. По результатам анализов у больного «находят» то, чего нет. Обычно «находят» что-нибудь несмертельное, не сильно опасное — чтобы пациент не запаниковал, а лишь озаботился, но одновременно и обрадовался (в смысле, что это «лечится» и кладбищем пока не пахнет). В этом случае никто не станет сомневаться и перепроверять. В общем что-то такое, что можно «пролечить», скажем, прокапав несколько капельниц или пропив курс лекарств. Никаких изменений в своем состоянии пациент после «лечения» скорее всего не почувствует, но зато когда сдаст анализы повторно, они покажут, что он «вылечился». Соотвественно пациент будет ликовать, не знать как отблагодарить врача и естественно рекомендовать его и эту клинику другим — в итоге счастливы все!
    2. Никаких подделок анализов общем-то не производится, но специально обученные грамотному менеджменту и маркетингу врачи умело манипулируют пациентом так (на жаргоне — разводят), чтобы он сделал как можно больше стандартных анализов, дополнительных анализов, специальных анализов, высокоспецифичных анализов, а также прошел массу всевозможных обследований. Постановку диагноза оттягивают до последнего, т.е. только после выполнения плана. И уже только после этого назначают схему «лечения».
    3. Анализов просят сделать много, и пациент даже платит за них «сколько надо», но реально исследуют только самые основные (это в лучшем случае) или же вообще ничего не анализируют в реальности. Потому что у клиники, в которую пришел больной, финансовые дела идут достаточно плохо, и они экономят в том числе на анализах. Соответственно, картину анализов просто сочиняют, и врач назначает по ней какое-то «лечение». Понятно, что в результате этого здоровье больного не только не улучшается, а чаще ухудшается, что просто великолепно, ибо в эту клинику он будет теперь ходить долго и регулярно как в церковь.
    4. По результатам анализов у больного «находят» тяжелую или смертельную болезнь. Обычно это несетевые клиники с дико жадным, ленивым и тупым руководством, которые экономят вообще на всем и своим врачам почти не платят (часто клиника даже не окупается, не говоря уже о прибыли). Поэтому чтобы жрать икру и ездить на Лексусах руководству приходится заниматься откровенным мрачным жульничеством.
      • В этой связи особенно интересно то, что если человека конкретно напугать, лишив его покоя в связи с «обнаруженным» у него смертельным заболеванием, то через какое-то время такое заболевание действительно может возникнуть!
  7. Большинство приходящих в клинику «больных» даже не надо специально запугивать — зачастую более чем достаточно просто усилить уже имеющиеся страхи и опасения всяческими намеками и задумчивым видом. Вообще, самые лучшие и стабильные пациенты — те, кто внимательно изучает свои симптомы посредством интернета. Такие как начитаются всяких ужасов, так согласны на любые обследования и процедуры.
  8. Большинство «проблем со здоровьем», с которыми люди обращаются в клиники, проблемами вообще не являются — их можно вылечить очень быстро и эффективно. Но лечить больного принципиально невыгодно, нерентабельно — выгодно снимать одни симптомы, вызывать другие и вообще тянуть время. Более того, если пытаться именно лечить, то немедленно получишь по шапке от руководства.
  9. Многим известна ситуация, когда человек пошел с какой-нибудь «проблемой» в клинику, долго там «лечился», а улучшения не наступало. Потом в какой-то момент человек начинал испытывать финансовые трудности или просто терял терпение, и бросал все это дело к чертовой матери. И после этого брюки превращаются... превращаются брюки... здоровье выправлялось само собой! И это строго  так и есть — огромное число болячек выправляются либо сами собой, либо достаточно лишь минимального, но грамотного вмешательства.